ENG | РУС

Интервью

«Евроцемент: Задачи и решения»

По просьбе генерального директора компании «Журнал «Цемент» Л. Герман и издателя журнала International Cement Review Д. Харгривза председатель совета директоров компании «Евроцемент» Филарет Ильич Гальчев любезно согласился дать интервью.
Интервью прошло в апреле 2003 года. Основное содержание беседы приведено ниже.

Г-н Гальчев, Вы достаточно новый человек в цементной промышленности, не могли бы Вы немного рассказать о себе?
Ф.Г.: Родился сорок лет назад в Грузии, в многодетной семье, по национальности - грек, по образованию - горный экономист. С 17-ти лет живу в Москве, защитил кандидатскую и докторскую диссертации в области угольной промышленности и в течение многих лет занимался угольным бизнесом. Но каждый имеет право на периодические изменения, а мне лично перемены чрезвычайно импонируют.

С чем связана Ваша «измена» угольному бизнесу?
Ф.Г.: Угольные разрезы нашей компании были одними из самых крупных в мире, мощностью порядка 40 млн. т. Этот бизнес был интересным, серьезным, но ориентированным исключительно на энергетику, что, в связи с реформированием РАО ЕС России, обусловливало необходимость более глубокой кооперации с энергетиками для производства окончательного продукта - электроэнергии, как это и происходит во всем мире. У нас было два варианта - продать бизнес или следовать предложенной схеме, и мы приняли решение продать. В этой угольной компании мы достигли многого, и я удовлетворен тем, что мы продали хорошо налаженное дело.

Почему Вы остановились именно на цементной промышленности?
Ф.Г.: Изучение российской промышленности в целом показало, что известная определенность с точки зрения раздела сфер влияния уже достигнута в топливно-энергетическом комплексе в металлургии, крупном машиностроении и многих других отраслях. Ряд проблем, возникших у «Штерн Цемента», обусловил необходимость изменения собственника компании, что вызвало интерес у крупнейших холдингов мира, таких как Heidelberg, Lafarge, Holcim и др. Положение дел в цементной промышленности мы изучали в течение трех месяцев, и нам стало ясно, что цементный бизнес - дело весьма перспективное: есть база, есть рынок, производи, продавай. Зарубежные компании хотели получить «Штерн Цемент» практически бесплатно, что в современной России уже невозможно. Вопрос приобретения нами этой компании был решен с предыдущими владельцами в течение нескольких дней.

Что Вы можете сказать о структуре акционеров?
Ф.Г.: Контрольный пакет акций контролируется менеджментом, а остальные сведения можно получить на нашем сайте в Интернете.

Какие первоочередные проблемы стоят перед Вами?
Ф.Г.: Первая - корпоративные проблемы, далее - производство, систематизация финансов и сбыта. Пока мы далеки от идеала, но уже достаточно продвинулись. Сейчас мы начинаем заниматься проблемами совершенствования структуры управления и внедрением системы управленческого учета с консалтинговым подразделением компании KPMG, а затем - проблемами международного аудита. Эти крупные позиции мы должны завершить в течение года. Я полагаю, что через 2 года наши акции появятся на международном рынке, и их котировки в ближайшие 10 лет будут ежегодно расти.

Как Вы оцениваете сегодня российский цементный рынок?
Ф.Г.: Это постепенно растущий рынок, и я бы отнес его к категории стабильного, потому что в последние 3 года мы видим рост потребления до 9% в среднем, а если взять Центральную часть России -12-13%. Особо здесь следует выделить Москву и Московский регион. Прирост в цементной промышленности выше, чем в остальных отраслях, однако существующий темп недостаточен. В этом году мы предполагаем рост около 6% при заложенном приросте внутреннего валового продукта 3-4%.

Относительно цен и их движения хочу отметить, что сейчас цена цемента у потребителя составляет 28$ за тонну, и думаю, что в этом году она должна возрасти. Это связано с тем, что практически все предприятия старые и их необходимо приводить в порядок, иначе скоро цемент нельзя будет приобрести и за 200$. Повышение цены в интересах государства, строителей и, конечно, в наших интересах, потому что мы хотим, чтобы заводы эффективно работали, и хотим стабильно зарабатывать. С другой стороны, существует определенная диспропорция в отраслях экономики. Так, цена на нефть в России соответствует мировому уровню, цена на металл, используемый в строительном комплексе, составляет порядка 380$ при мировой цене -180-220$; цемент стоит 28$, а на мировом рынке - до 140$ в США и до 80$ - в Европе. При этом квадратный метр в Москве, Петербурге, Екатеринбурге стоит так же, как в Нью-Йорке, Лондоне. Париже. Токио. Несоответствие цен очевидно.

Будут ли наращиваться производственные мощности цементных предприятий холдинга, и если да, то за счет чего:

  • за счет строительства новых заводов,

  • путем приобретения действующих предприятий,

  • коренных реконструкций?

Ф.Г.: Строительство нового завода мощностью 1 млн.т цемента в год стоит от 100 до 150 млн $. В данной ситуации такое вложение средств нецелесообразно.

Недавно мы приобрели на Урале завод сухого способа производства - «Невьянский цементник». Расширение компании за счёт присоединения других цементных заводов в настоящий момент не входит в наши планы - нас устраивают те объёмы, которые мы имеем сейчас, но не исключено, что в будущем мы рассмотрим вопрос приобретения отдельных предприятии в других странах, как это делают все крупные мировые компании.

Далее, основным направлением нашей деятельности мы считаем приведение в порядок действующих заводов. Сейчас изучается вопрос реконструкции Липецкого завода с переводом двух печей, работающих по полусухому способу, на сухой, что позволит увеличить мощность завода с 1,7 млн т до 2,8 млн т в год и потребует вложений порядка 30 млн $. Мы сделаем завод, который не будет уступать ни одному европейскому, не останавливая предприятие и используя его инфраструктуру.

У нас очень хорошая компания для выработки решений о модернизации предприятий. В состав компании входят пять заводов, которые сейчас загружены на уровне 80-95%. Это самый высокий показатель в цементной промышленности России. Мы имеем завод, Савинский, который работает на угле, два завода сухого способа производства, две печи полусухого способа производства и еще две печи, которые могут работать на мазуте. На сегодняшний день у нас есть возможность на собственном опыте оценить достоинство разных способов производства цемента на разном топливе и выяснить эффективность того или другого способа производства на том или другом заводе.

Проблемы увеличения объёмов производства цемента, на Ваш взгляд, связаны с технологией?
Ф.Г.: Скорее с эксплуатацией и, на мой взгляд, в большой степени - с руководством. Большинство заводов в последние 10 лет работали без реконструкции на уровне мощности 20-30%. Например, Савинский завод, который в 2001 г. отгрузил 250 тыс.т цемента, в 2002 г выпустил около 500 тыс.т, причем основную долю продукции - после включения завода в нашу компанию. В этом году мы планируем произвести там порядка 800 тыс.т. В следующем году, по нашим расчетам, завод будет работать на уровне 90-92% с нормальным коэффициентом использования его мощностей и достигнет уровня 1,1-1,15 млн.т цемента. Одним из существенных моментов в увеличении объёма производства является повышение производительности труда. Возвращаясь к Савинскому заводу, отмечу, что производительность труда там составляла 400-540 т на человека. Мы ввели норматив -1100 т при нормированном бюджете. Достижение этого показателя соответственно позволит существенно увеличить зарплату персонала, которая уже поднялась с 2,5 тыс. рублей до уровня в среднем 6,0 тыс. рублей. На Липецком и Михайловском заводах запланирована производительность 1400-1450 т, на Мальцовском заводе достигнут показатель порядка 1750 т.

В принципе, привести в порядок компактные заводы (Савинский, Михайловский, Невьянский) можно быстро и без серьёзных капиталовложений. Самый сложный в этом смысле, но и самый в настоящий момент эффективный - Мальцовский завод, состоящий из двух производств, старого и нового, занимающий огромные площади и фактически выпускающий сегодня 3,8 млн.т цемента.

Какие объёмы производства цемента Вами запланированы на ближайшее время?
Ф.Г.: В этом году мы планировали произвести 8,285 млн т, но это был скорее амбициозный план и мы его скорректировали на 7,716 млн т, что составляет прирост в 9,8%. Это реально и позволяет нашим предприятиям спокойно его выполнить. Это без Невьянского завода, который даст еще 830-900 тыс т. В будущем году, я думаю мы сделаем 8,2 млн т плюс по Невьянскому заводу - в рамках того, что мы сегодня имеем.

Ваша компания вероятно, имеет самую глубокую вертикальную интеграцию в России (терминалы, бетонные заводы, производство сухих смесей и т.д.). Собираетесь ли Вы и дальше развивать такую структуру компании?
Ф.Г.: Во-первых, сегодня мы имеем очень развитую и разветвленную сбытовую сеть. Во-вторых, наша компания - единственная и самая крупная, имеющая в Москве два элеватора, общий объём которых более 30 тыс т хранения единовременно, что обусловливает хороший рынок сбыта в этом регионе (имеются в виду как крупно-, так и мелкооптовые потребители). В состав компании входят 4 бетонорастворных мини-завода, асфальтобетонный завод в Москве, предприятие по производству минерального порошка, используемого в основном на асфальтовых заводах, совместно с компанией Dyckerhoff завод по производству сухих смесей и завод железобетонных конструкций в Брянской области. Расширение производства сухих смесей в настоящий момент под вопросом, поскольку наши взгляды с зарубежным партнером на перспективы этого производства различаются. Мы ведем переговоры и надеемся прийти к взаимоприемлемому решению. Все, что касается непосредственно бетона, растворов - это реально.

Потребление цемента имеет сильно выраженную сезонность - в первом квартале оно почти вдвое меньше, чем в третьем. В то же время на I квартал приходятся максимальные расходы на ремонтные работы. Что делается в компании для выравнивания загрузки цементных заводов и компенсации временного разрыва в продажах?
Ф.Г.: Мне кажется, это результат плохого планирования. Во-первых, отсутствуют оперативные сведения о продаже цемента. Во-вторых, ремонты при нормальном рынке необходимо планировать ежемесячно. Добавлю, что «Евроцемент» - одна из немногих компаний, которая к 1 апреля имела на складах товара в виде клинкера 530 тыс т и цемента - 320 тыс т. К1 апреля мы закончили ремонты на всех заводах и сейчас имеем основания говорить, что рынок - есть, и к зиме мы придем с нормальным бюджетом, но при этом должны оптимизировать численность работающих таким образом, чтобы в летний период заработки были больше, а зимой - треть персонала отправить отдыхать.

Существует большой разрыв между необходимостью постоянного совершенствования производства на базе новых технических и технологический решений и уровнем квалификации персонала. Затрагивает ли эта проблема Ваш холдинг и если да, то предполагаете ли Вы осуществлять какие-то меры по ее решению?
Ф.Г.: Сегодня действительно не хватает специалистов, поэтому, с одной стороны, для обучения молодежи необходимо максимально использовать потенциал той возрастной группы, которая имеет опыт и комплекс знаний, полученных в советские времена. Я всегда относился с большим уважением к седым волосам, поэтому в нашей компании работает старшим вице-президентом Кущиди Виктор Иванович, которому 70 лет и которому я не стесняюсь говорить, что мы будем использовать его знания и ждем от него подготовки через год - два - три стольких-то и таких-то специалистов. На наш новый завод на Урале мы пригласили большого специалиста в области цемента - Платонова В.С. С другой стороны, мы сейчас занимаемся проблемой подготовки специалистов в институтах.

Вы оплачиваете их обучение?
Ф.Г.: Пока нет, эта программа сейчас в разработке, но оплачивать обязательно будем. Вообще не только у нас, во всей цементной промышленности, как и во многих других отраслях, сегодня действительно дефицит кадров. В советские времена все хотели быть космонавтами, инженерами, военными. Во время перестройки все хотели быть банкирами или бандитами и перестали учиться, а сейчас поняли, что образование - это база, с которой надо начинать, и соответственно вырос конкурс в институты на технические специальности. Большие проблемы и с научно-техническими специалистами, которых необходимо привлекать для решения многих стоящих перед нами задач. Но научными институтами в последние годы никто не занимался и это беда, потому что наука почти умерла.

Скажите, пожалуйста, старый коллектив у Вас сохранился? Планируете ли Вы сокращения?
Ф.Г.: Мы поменяли в основном управленческий персонал и упорядочили структуру управления по численности Это называется оптимизацией структуры. Сокращение численности не является нашей целью, главная цель - повышение производительности труда, о чем я уже говорил.

Какой Вы видите политику холдинга в вопросах экологии? Планируете ли Вы утилизировать отходы других отраслей?
Ф.Г.: Экологические проблемы у нас такие же, как и на других заводах. При покупке «Штерн Цемента» нам было известно, что цементная промышленность имеет серьёзные экологические проблемы, а также то, что часть претензий по нарушениям экологии не обоснована. Но мы знали, с чего начнем, и составили программу, которую начали реализовывать. Например, на Мальцовском заводе были старые плохие электрофильтры, что обусловливало ежегодные потери до 100 тыс.т необходимого нам цемента. Подсчитали расходы и быстро заменили старое оборудование на новое.

Все отчисления, связанные с экологией, мы регулярно производим, но требуем вернуть эти суммы нам для организации собственной экологической службы, а это немалые деньги. Так, на Мальцовском заводе в этом году 2,5 млн $ было ратрачено чисто на экологию, а весь комплекс мероприятий в этом направлении обошелся более чем в 10 млн $ по всем заводам.

Относительно использования отходов. Отходы других производств мы не используем, кроме, конечно, шлака, имеющего сертификаты с полным анализом.

Как обстоят дела с ценами на топливо?
Ф.Г.: Цены сейчас более или менее упорядочены. Положительно, на мой взгляд, то, что принят закон об увеличении тарифов на железнодорожные перевозки, электроэнергию и газ один раз в год. Это дает возможность нормального планирования. Цены на энергоресурсы, видимо, будут и дальше расти, но не такими темпами, как хотели бы производители, а скорей всего на уровне 20% в течение двух, максимум трех лет. В этом году тарифы на электроэнергию повысились на 14%, на железнодорожные перевозки - на 16% и на 22% - по газу, что обусловило общее повышение себестоимости цемента приблизительно на 10%. Думаю, что цены будут расти постепенно, неагрессивно, но выше, чем закладываемый уровень инфляции.

Каковы планы Вашей компании по экспорту?
Ф.Г.: В настоящее время мы экспортируем цемент в Литву. Ведутся переговоры с рядом зарубежных компаний в европейских государствах о поставках нашей продукции. Но, как вы знаете, сегодня в Европе избыток цемента, поэтому наша деятельность направлена в основном на Россию.

В Западной Европе наблюдается очень большая консолидация промышленности. В Англии, например, всего три цементные компании, во Франции - четыре. Как Вы думаете, в России такая консолидация возможна?
Ф.Г.: Скорее всего так оно и будет. Если компании типа Lafarge, Holcim, Italcementi и др., которые сегодня присутствуют на Российском рынке, поймут, что Россия - это не банановая республика и здесь уже давно нельзя покупать за три копейки, они могут здесь остаться. Монополизация - всегда вопрос, и по-моему, в любой отрасли должна существовать конкуренция. С другой стороны, мелкие собственники эту конкуренцию вряд ли выдержат, поэтому я полагаю, что с течением времени в России будет три, максимум четыре крупные компании, в числе которых, надеюсь, будет и «Евроцемент», потому что мы не та компания, которая покупает, красит, приводит в порядок и продает. Нет. Мы здесь надолго.

Использование опубликованных на сайте новостных материалов допускается только с упоминанием источника (журнал "Цемент и его применение") и гиперссылкой на цитируемый материал.
© 2007-2019 ООО «Петроцем»
Политика конфиденциальности