ENG | РУС

Интервью

«Мы концентрируемся помимо строительства двух новых технологических линий на программе широкомасштабной реконструкции действующих мощностей»

ООО «Газметаллпроект» — управляющая компания холдинга, в состав которого входят ОАО «Новоросцемент», включающее в себя три цементных завода («Пролетарий», «Октябрь» и «Первомайский»), и ОАО «Верхнебаканский цементный завод». В феврале 2013 года во время встречи генерального директора ООО «Газметаллпроект» Олега Игоревича Иващенко с генеральным директором ООО «Журнал «Цемент» Людмилой Зиновьевной Герман состоялось интервью, которое мы приводим ниже.

Какова структура вашей компании? 
О.И.: Начиная с 2007 года, когда нашей компанией был приобретен ОАО «Новоросцемент», цементный бизнес стал для нас профильным. В конце 2011 года у компании «ИНТЕКО» был приобретен второй цементный актив — ОАО «Верхнебаканский цементный завод»

Мы концентрируемся помимо строительства двух новых технологических линий на программе широкомасштабной реконструкции действующих мощностей

ООО «Газметаллпроект», генеральным директором которого я являюсь — это юридически управляющая компания, руководящий орган обоих предприятий. То есть является генеральным директором предприятия. Управляющая компания занимается стратегическим планированием, бюджетированием, привлечением финансирования, курирует инвестиционные проекты, связи с общественностью. 

Генеральный директор управляющей компании фактически является и генеральным директором двух цементных заводов — отдельных юридических лиц. На основании его доверенности работают управляющие директора на местах. В перспективе есть план объединения двух предприятий в одно целое, что, по нашему мнению, повысит капитализацию группы в целом. Тем более что заводы расположены в непосредственной близости друг от друга. Название «Газметаллпроект» сложилось исторически, потому что в свое время это была управляющая компания крупного металлургического холдинга, который назывался «Газметалл». Это просто дань традиции. 

Ваши цементные активы включают несколько производственных площадок, расположенных на сравнительно небольшом расстоянии друг от друга. Что входит в ассортимент производимой ими продукции? Существует ли и предполагается ли в будущем их специализация по ассортименту или по другим особенностям производственной деятельности? 
О.И.: Каждый из четырех заводов имеет возможность производить цементную продукцию широкой номенклатуры. При этом цемент с каждого из заводов можно отгружать и навалом, и в упаковке, и автомобильным, и железнодорожным транспортом. С одного завода удобнее отгружать продукцию автотранспортом в Сочи, с другого в Краснодар. На одном заводе производят больше тарированного цемента, на другом навального.

«Пролетарий» может отгружать продукцию еще и морским транспортом, поскольку у него есть необходимые для этого мощности в порту. Это единственный в России завод, у которого имеется такая возможность. Сейчас отгрузки морем на экспорт не осуществляются, определенное количество цемента отгружается морем в Сочи.

Когда завершится крупная реконструкция на заводе «Пролетарий» с переводом технологии с «мокрой» на «сухую», можно будет вернуться на внешний рынок и стать конкурентоспособными на рынках европейских стран. Наверное, «Пролетарий» будет отгружать туда значительную долю продукции, но все равно, я думаю, меньше, чем железнодорожным транспортом. 

Еще одна сторона специализации: сейчас «Пролетарий» на 85—90 % производит бездобавочный цемент, а заводы «Первомайский» и «Октябрь» — цементы с добавками. Связано это с технологическими особенностями.Но после завершения инвестиционной программы все наши новые производства — и новый завод «Первомайский», который будет запущен в этом году, и Верхнебаканский цементный завод — смогут отгружать и добавочный, и бездобавочный цемент. Все эти предприятия строились таким образом, что каждое из них может отгружать продукцию, упакованную и навалом. 

На сегодняшний день с учетом всех существующих логистических и транспортных проблем нельзя жестко вводить на каждом заводе определенную специализацию. Кроме того, на рынке многое зависит от сезона. В «низкий» сезон больше требуется цемент сульфатостойкий, потому что весной начинают рыть котлованы и сооружать фундаменты. Летом, когда уже возводят стены строений, больше нужен бездобавочный цемент. Это первое. Второе — рынок постоянно меняется. Все зависит от того, в каком регионе происходит всплеск спроса. Например, когда в Сочи разворачивалась стройка и сооружались фундаменты, там требовался прежде всего сульфатостойкий добавочный цемент. В Москве исторически меньше потребность в добавочном и больше — в бездобавочном цементе. Какое-то время мы продавали меньше цемента на Кавказе, соответственно, меньше выпускали цемента упакованного, чем навального. Сейчас, когда увеличилась доля отгрузок на Северный Кавказ, возросла и доля производства и отгрузки цемента в таре. То есть ассортимент продукции можно достаточно гибко изменять в зависимости от складывающейся рыночной ситуации. 

Я думаю, что специализация заводов по выпускаемым маркам цемента и видам упаковки — не главное. Важно, где расположены наши предприятия. Два из них находятся вне города. Отгружать продукцию автомобильным транспортом с «Первомайского» логично,так же как и с «Верхнебаканского». Итак, специализация, будет по видам отгрузки. 

Расскажите, пожалуйста, об инвестиционных проектах последнего времени на ваших цементных предприятиях и ситуации с их выполнением. Какие планы по площадке «Октября»? 
О.И.: У нас большая программа перспективного развития, стоимостью более 1 миллиарда долларов. Помимо строительства двух новых технологических линий на «Верхнебаканском», которая успешно запущена в прошлом году, и на заводе «Первомайский» мы реализуем программу широкомасштабной реконструкции действующих мощностей с их переводом с «мокрой» технологии на «сухую» в целях снижения себестоимости продукции и повышения энергоэффективности производства, решения вопросов, связанных с экологией, и т. д. То есть эта программа предусматривает более эффективное производство с целью конкуренции на дальних рынках и возврат к экспорту в Европу морским транспортом. 

На юге России, наверное, в ближайшее время крупномасштабных проектов мы больше реализовывать не будем — в этом нет необходимости

Теперь подробнее об этой программе. У нас практически одновременно выполнялись четыре крупных инвестиционных проекта. Как я уже сказал, один из них успешно реализован в прошлом году — это запуск новой линии на Верхнебаканском цементном заводе мощностью 6,2 тыс. т клинкера в сутки, то есть около 2,5 млн т цемента в год. Второй крупный проект — окончание строительства новой линии цементного завода «Первомайский», расположенного в том же поселке Верхнебаканский, мощностью 6 тыс. т клинкера в сутки, или примерно 2,3 млн т цемента в год. Этот проект будет окончательно в текущем году. 

Кроме того, идет реконструкция действующих мощностей на двух из трех заводов, которые входят в «Новоросцемент». Мы переводим на «сухую» технологию старые мощности на заводе «Первомайский», т. е. теперь весь цемент на нем будет выпускаться по новой «сухой» технологии. И примерно 85 % действующих мощностей на заводе «Пролетарий» тоже переводятся на «сухую» технологию. Вместо пяти «мокрых» печей, которые сейчас работают, на нем будет работать одна «сухая» печь производительностью 6 тыс. т клинкера в сутки, т. е. около 2,3—2,4 млн т цемента в год, и останется работать еще одна «мокрая» печь производительностью 1750 т клинкера в сутки, или примерно 800 тыс. т цемента в год. На заводе «Октябрь» реконструкция пока не проводится. Относительного перспектив Октября мы окончательно еще не определились. На сегодняшний день он работает и рентабелен. Там оборудование «моложе», чем на действующей линии «Первомайского», которая будет реконструирована. На «Октябре» свои технологические особенности. Нет, например, колосниковых холодильников, а используются рекуператоры. И из-за этого, например, нельзя производить бездобавочный цемент. Мы долго рассчитывали эффективность реконструкции «Октября» — она возможна, но мало эффективна. Проще построить на месте «Октября» новое современное производство. 

Какие у вас дальнейшие планы по цементным активам — будете ли вы и дальше наращивать производственные мощности и какими путями? 
О.И.: Будем, но не на юге. На юге после реализации всех четырех инвестиционных проектов мы будем выпускать около 9 млн т цемента, из них 7,0—7,5 млн т будет производиться по «сухой» технологии. Поэтому с точки зрения дальнейшего развития, именно на юге России, наверное, в ближайшее время крупномасштабных проектов мы больше реализовывать не будем — в этом нет необходимости. Наши планы на сегодняшний день связаны с приобретением, возможно, либо новых площадок для помола клинкера, либо новых территорий для строительства цементных заводов полного цикла уже в других регионах — в центральной России, ближе к Москве. Плюс, рассматривается как возможный вариант приобретение нескольких баз для перевалки цемента с тем, чтобы улучшить транспортную логистику, чтобы иметь возможность доставлять цемент с этих перевалочных баз непосредственно автомобильным транспортом на стройплощадки. 

На Новоросцементе и Верхнебаканском цементном заводе возможна реализация еще нескольких инвестиционных программ, преимущественно связанных с улучшением логистики, модернизацией упаковочных мощностей, а также мощностей по погрузке цемента в порту. Но по сравнению с той программой, которая сейчас реализуется, это сравнительно небольшие инвестиции. 

Как финансировались инвестиционные проекты? Использовали ли вы банковские займы, обеспеченные активами всей компании, или же проектное финансирование? Какую форму финансирования вы видите как наиболее привлекательную для цементных проектов? 
О.И.: Использовались самые разнообразные формы финансирования. Все зависело от того, в каких конкретно условиях начиналась реализация тех или иных проектов. Компанией «ИНТЕКО» было привлечено собственно проектное финансирование (то есть финансирование под залог самого проекта)от Сбербанка для реализации «под ключ» проекта по строительству новой технологической линии на Верхнебаканском цементном заводе. Мы, когда его приобретали, сохранили примерно ту же форму, которая существовала у «ИНТЕКО». Тогда, до запуска завода, это была самая правильная, самая подходящая форма финансирования. Сейчас, после запуска, когда появились действующие мощности и активы стали значительно дороже, чем до запуска, мы меняем структуру финансирования на Верхнебакаснком цементном заводе и от чисто проектного переходим к формам, связанным с классическим финансированием под залог активов предприятия, финансированию оборотного капитала. Наверное, если акционеры не желают или компания не может вкладывать существенные собственные инвестиции в проекты, то форма финансирования, которая использовалась «Интеко» на Верхнебаканском заводе —чисто проектное финансирование— самая разумная, но она и самая дорогая. 

Мы на «Новоросцементе» использовали другие формы, поскольку это было действующее крупное предприятие с активами, с большим потоком, с историей, с репутацией на рынке. Поэтому мы привлекали финансирование или вообще без обеспечения, или под залог активов, или даже под залог закупаемого оборудования. В частности, больше половины наших инвестиций на «Новоросцементе» реализовано за счет кредитов, обеспеченных страховым покрытием европейских экспортно-кредитных агентств — Hermes (Германия) и EKF (Дания). Но нельзя забывать и о том, что большая доля инвестиций осуществлена за счет средств акционера и за счет средств собственно «Новоросцемента», накопленной прибыли за годы с момента его приобретения и по сегодняшний день. 

Наверное, для действующих крупных предприятий сочетание разных форм, привлечение кредитов под страховое покрытие экспортно-кредитных агентств (европейских) существенно снижает стоимость привлекаемых ресурсов. Но для этого нужно поработать, поскольку если не привлекать в качестве агентов российские банки, а, как мы это делали, привлекать финансирование напрямую, то, естественно, ресурсы будут еще дешевле. То есть нужно иметь собственную отчетность по международным стандартам, нужно применять определенные формы «открытости» на предприятии, общаться с кредиторами и уметь правильно представлять проект, инвестиционную программу, чтобы такое финансирование было одобрено. Для этого существует определенная процедура. Вот так и финансировались проекты, поэтому, как мне кажется, стоимость финансирования у нас на «Новоросцементе» значительно ниже, чем на многих других предприятиях цементной промышленности, так как практически все оборудование закуплено за счет застрахованных кредитов западных банков. Стоимость финансирования снижается в этом случае в разы. 

Для действующих крупных предприятий привлечение кредитов под страховое покрытие экспортно-кредитных агентств существенно снижает стоимость привлекаемых ресурсов

На каких рынках сбыта и крупных строительных объектах вы реализуете свой цемент и какие в этом отношении видите перспективы? 

О.И.: Сейчас мы находимся как раз на переломе. До 2012 года наша компания была крупной, но оставалась региональной с точки зрения продаж и сбыта цемента. Она занимала большую долю рынка Краснодарского края, Ростовской области, Ставропольского края. В то же время компания была сравнительно мало представлена в таких недалеких регионах, как Северный Кавказ, Волгоградская, Астраханская области, Центрально-Черноземный регион России, Москва. С пуском новой линии на Верхнебаканском цементном заводе, где производство цемента значительно дешевле, чем на действующих мощностях, а также с намеченным на лето этого года запуском Первомайского цементного завода, с окончанием программы реконструкции существующих мощностей появляются дополнительные объемы цемента, возникает возможность за счет снижения его себестоимости расширить рынки сбыта и увеличить расстояния, на которые отгружается продукция. Поэтому со второй половины 2012 года из региональной компании мы постепенно стали превращаться в компанию общероссийского масштаба. На сегодняшний день наша продукция продается и в Московском регионе, где ее доля составляет около 10 % общего объема реализации. Значительно увеличилась доля продаж на Северном Кавказе. Продаем в Центральном Черноземье — в Воронежской, Курской областях; конечно, не являемся здесь крупнейшими поставщиками, но все-таки завоевали определенную долю. То есть мы расширяем географию поставок. В целом наша доля отгрузок в Центральный федеральный округ должна составлять 10—15 % общей отгрузки туда цемента, а в Москву, я думаю, — точно не менее 15 %. Плюс, естественно, серьезно думаем и о возвращении на рынки Испании и Италии. Многое тут зависит от конъюнктуры, но тем не менее такая возможность появляется после того, как мы сумеем реконструировать «Пролетарий» и старое производство на «Первомайском» и соответственно отгружать по более конкурентоспособным ценам продукцию в эти страны. 

Как сейчас организовано обслуживание основного производства (ремонтное, транспортное и пр.) — как его структурные подразделения или через независимые компании? Требуется ли дальнейшая оптимизация в этой области? 
О.И.: В прошлом году, в декабре, мы праздновали 130 лет со дня основания «Новоросцемента». Соответственно это старое предприятие, и исторически, как любое советское предприятие, оно имеет большую вспомогательную базу по обслуживанию мощностей. И честно говоря, в 1990-е и в начале 2000-х годов, когда ситуация на рынке была совершенно другой, не такой привлекательной, когда многие из сервисных компаний разорялись, был кризис неплатежей «Новоросцементу» позволяло выживать и обеспечивать производство в эти непростые годы наличие собственной ремонтной базы. По нашему мнению, обязательно нужно иметь собственные ремонтные мощности,в частности, штат специалистов, необходимых для монтажа огнеупоров, тем более на «сухих печах», где обслуживание значительно сложнее, чем на «мокрых». В России таких специалистов мало и их надо обязательно сохранять. Печей на «Новоросцементе» 11, плюс печь на Верхнебаканском цементном заводе, который во многом, конечно, пользуется услугами «Новоросцемента». После реализации всей программы реконструкции с учетом завода «Октябрь» у нас будет 9 печей. Я думаю, что для обслуживания такого числа печей необходимо иметь собственную ремонтную базу. А пользоваться услугами каких-то специализированных компаний, как в Европе, необходимости мы не видим. Тем более, что в Краснодарском крае других цементных заводов нет. 

Со второй половины 2012 года из региональной компании мы постепенно стали превращаться в компанию общероссийского масштаба

О транспорте. Есть дружественная транспортная компания, которая не так давно создана и активно помогает реализовывать цемент, эксклюзивно оказывая услуги «Новоросцементу» и Верхнебаканскому цементному заводу. Но это отдельное самостоятельное юридическое лицо. Благодаря работе этой компании мы существенно увеличили отгрузки цемента автотранспортом в пределах Краснодарского края. Теперь цемент отгружается автотранспортом в Ставропольский край, Ростовскую область. То есть на сегодняшний день продукция стабильно отгружается потребителям в радиусе 500—600 км, на 75—80 % — автотранспортом. 

Что греха таить, такое положение связано с увеличением нагрузки на РЖД, особенно в летний сезон. Это объективно, поскольку в регионе реализуется много инфраструктурных проектов — в Сочи, да и не только. Скорость передвижения составов, особенно на юге России, летом снижается, и при том, что мы увеличиваем объем отгрузок, нельзя целиком полагаться на железнодорожный транспорт, приходится активно использовать и автомобильный. 

Еще одно: хотя в 2013 году ситуация меняется в лучшую сторону, но до этого года был большой дефицит хопперов-цементовозов на рынке.И тот факт,что наша продукция отгружается на короткие расстояния автотранспортом, позволяет высвобождать хопперы для того, чтобы отгружать больше продукции в другие регионы, расположенные за пределами радиуса в 500—600 км. 

Вы являетесь обладателем морского терминала для экспорта цемента. Намерены ли вы использовать его для импорта? 
О.И.: В свое время, когда был пик спроса цемента в 2007—2008 годах, мы думали о том, чтобы удовлетворять растущий спрос не только за счет производства цемента на собственных мощностях и отгрузок с них, но и за счет импорта, и даже пытались заниматься приобретением и продажей импортного цемента. Но этот опыт был не совсем удачным, потому что все-таки качество цемента, выпускаемого «Новоросцементом», значительно выше, чем импортного. Конечно, мы никогда не продавали импортный цемент как наш, но когда какие-то из потребителей покупали у компаний, аффилированных с нами, импортный цемент, и качество его не соответствовало тем высоким стандартам, которым соответствовало качество нашего цемента, это вызывало определенные вопросы. Мы поняли, что это путь в никуда, и достаточно быстро отказались от этого бизнеса. Сейчас, на мой взгляд, нет вообще никакой необходимости в импортном цементе, потому что в России активно вводятся новые мощности. Не секрет, что состоялся в прошлом году или планируется в ближайшее время запуск нескольких крупных заводов и линий, в том числе Подгоренского цементного завода холдинга «ЕВРОЦЕМЕНТ груп», нашего завода «Первомайский» и др. Поэтому я не вижу смысла заниматься импортом цемента в Россию. И использовать наш терминал для импорта цемента мы не будем. 

При этом сегодня взять под контроль импорт цемента в России практически невозможно. Чтобы изменить ситуацию необходимо установить жесткую сертификацию импортного цемента в специализированных лабораториях. 

Какая ситуация на ваших цементных предприятиях с защитой окружающей среды? 
О.И.: Инвестиционная программа компании, которая предполагает строительство новых линий, проходит экспертизу в государственных органах России, в том числе и экологическую. Соответственно все проекты строительства нового производства и реконструкции осуществляются с учетом достаточно строгих российских экологических нормативов. Начиная с 2015 года около 75 % нашей продукции будет выпускаться либо на новых линиях, либо на полностью реконструированных старых, которые прошли такую экспертизу. Но даже без этого просто в силу требований законодательства наша компания ежегодно направляет не менее 50—100 млн руб. на модернизацию и реконструкцию систем обеспыливания и очистки. 

Я могу привести такой пример: люди, которые приезжали в Новороссийск еще в начале 2000-х годов, были свидетелями, что от производства цемента все крыши домов и автомобили были покрыты серой пылью. Сейчас такой проблемы уже нет. Экологическая ситуация стала значительно лучше. Что-то было сделано еще предыдущими акционерами, но в основном инвестиции стали вкладываться в экологию начиная с конца 2006 года, после нашего приобретения «Новоросцемента». 

Планируете ли вы использовать в производственном процессе отходы других отраслей промышленности, в том числе горючие? 
О.И.: Планируем. При проектировании строительства всех новых технологических линий и реконструкции старых мы просили проектные организации включить возможности использования альтернативных видов топлива — либо использованного машинного масла, либо резанных автомобильных шин, либо бытовых отходов. Другое дело, как возможность использования альтернативных видов топлива практически будет реализовываться. Нужно изменить законодательство и обеспечивать свободный доступ к альтернативному топливу на рынке. 

С какой стороны в основном идет инициатива по использованию отходов — с вашей стороны, со стороны их производителей, со стороны местной администрации?
О.И.: В основном от производителей цемента. Каждый производитель понимает, что проекты реализовываются не на 2—3 года, а стоимость энергетических ресурсов постоянно растет. Мы понимаем, что есть необходимость использования альтернативных видов топлива. 

Какие формы повышения квалификации персонала вы считаете наиболее целесообразными? Как часто оно требуется? 
О.И.: Есть нормативы по обучению персонала, заложенные в законодательстве, связанные с техникой безопасности, с использованием персонала на особо опасных объектах и т. д., но и помимо этого мы активно обучаем персонал. Прежде всего это связано с реализацией новых инвестиционных проектов. Уже запуск в течение короткого времени сразу четырех новых линий производства цемента сухим способом при том, что в каждом из контрактов заложены средства на обучение персонала, позволит существенно повысить квалификацию работников. Но проблемы с кадрами есть, и в основном они связаны с вспомогательным персоналом. Особенно большие проблемы — с водителями экскаваторов, самосвалов, тракторов. Есть проблемы, связанные со специалистами-энергетиками, с ремонтниками. 

При проектировании строительства всех наших новых технологических линий и реконструкции старых предусмотрены возможности использования альтернативных видов топлива

Что мы делаем? Мы еще не приступили к реализации этой программы, но рассматриваем возможность поиска персонала среди детей наших сотрудников и финансирования их обучения в техникумах, в отдельных случаях — в вузах, при условии подписания с учащимся договора, по которому он должен будет после окончания соответствующих заведений отработать некоторое число лет у нас на предприятии. Но повторюсь еще раз — проблемы с персоналом есть, и связано это с тем, что Новороссийск — город морской, расположен в богатом крае, где есть возможность заработать деньги на оказании услуг, в частности в курортном секторе. Поэтому в интересах сохранения персонала мы поддерживаем достаточно высокий уровень средней зарплаты, премирования, оказываем социальную помощь работникам. 

Какие проблемы для компании сейчас наиболее актуальны? 
О.И.: На сегодняшний день для цементников в целом, особенно тех, которые реализуют крупные инвестиционные программы, основная проблема — это недостаточная помощь государства в борьбе с импортом цемента. Наша компания реализовывает одновременно несколько проектов. Мало кому это удается в России. Реализация инвестиционных проектов требует отвлечения огромных средств. Но в условиях роста импорта цемента, зачастую некачественного, приходится снижать цены, что отражается негативно на рентабельности производства, и, соответственно, меньше средств остается для капитальных вложений и обслуживания инвестиционных программ. 

Проблема не только в импорте как таковом. Проблема еще в том, что дешевый цемент используется для производства контрафакта. Никто импортный цемент не сертифицирует, не проверяет. Я не говорю, что нужно полностью запретить импорт — это невозможно, да, наверное, и не нужно,— но навести порядок, сертифицировать импортную продукцию, на наш взгляд, необходимо. 

Расскажите, пожалуйста, немного о себе. 
О.И.: Я в цементной промышленности с 2007 года., Работаю в компании «Газметаллпроект» с начала 2000-х годов, занимался корпоративным финансированием и курировал реализацию инвестиционных программ. В середине 2010 года стал генеральным директором. 

е.

© 2007-2019 ООО «Петроцем»