ENG | РУС

Интервью

«Мы создаем в России конкурентоспособную цементную промышленность»

В августе 2008 года в головном офисе "ЕВРОЦЕМЕНТ груп" - крупнейшего производителя цемента в России и одного из самых крупных цементных холдингов мира - Президент компании Михаил Анатольевич Скороход дал интервью генеральному директору ООО "Журнал "Цемент" Людмиле Зиновьевне Герман.

Как Вы оцениваете перспективы цементного рынка в России?
М.С.: Цементная промышленность России в последние годы демонстрировала высокие темпы роста и удовлетворяла растущие потребности строительного комплекса. В среднем за последние 5 лет она давала 8% ежегодного прироста. Главным достижением можно считать рост мощностей цементной промышленности. По нашим оценкам, за последние 2 года производственные мощности на российских предприятиях увеличились приблизительно на 9 млн.т цемента и вышли на уровень 78 млн т. Это хороший задел для того, чтобы с уверенностью смотреть в будущее.

Цементники России и инвесторы могли бы удовлетворить любой спрос, который будет формироваться в стране

За последние 2 года было проведено порядка 30 аукционов по продаже цементных месторождений, куда пришли очень серьезные инвестиции. Мы знаем о примерах, когда цементные месторождения продавались за стоимость, сопоставимую с ценой нефтяных месторождений. Например, в Ульяновской области было приобретено месторождение за 500 млн руб., а в Краснодарском крае компания Lafarge приобрела месторождение за 700 млн руб.

Все это говорит о том, что у цементной промышленности была инвестиционная привлекательность. За последнее время восстановлены многие цементные заводы, которые стояли десятилетиями, и это также показывает интерес собственников, интерес инвесторов к тому, чтобы отрасль начинала динамично развиваться. Мы также знаем, что многие действующие компании в России объявили о модернизации, реконструкции своих предприятий с увеличением мощности и о переходе на новые энергосберегающие технологии, а зачастую — на новый способ производства цемента.

Что беспокоит? Что может сдерживать развитие цементной промышленности в России? В первую очередь — это то, что за последний год, после отмены пятипроцентной пошлины на ввоз цемента из-за рубежа, резко увеличился импорт продукции в Россию. Количество импортированного товара выросло не в десятки или сотни, а в тысячу раз. Например, за первые пять месяцев 2007 года в Россию было поставлено не более 200 т цемента, а за аналогичный период текущего года — порядка 5 млн т. Происходит замещение цемента, производимого российскими заводами, на импортный. И в данной ситуации российские цементники не могут конкурировать с западными, по той простой причине, что подавляющее большинство наших заводов работает по мокрому способу и соответственно имеет технологию, которая не может конкурировать с технологией западных заводов.

Кто и какую цель при этом преследует? Я не зря сказал о том, что производственная мощность российских заводов в 2008 году достигла 78 млн т цемента. По самым оптимистичным прогнозам, потребление цемента составит порядка 69,5 млн т. То есть мы видим, что российские заводы самостоятельно могут удовлетворить тот спрос, который формируется в Российской Федерации. Выход иностранных компаний с поставкой товара на российский рынок, по нашему мнению, по демпинговым ценам имеет совершенно конкретную цель — ограничить возможности инвесторов на российском цементном рынке по строительству новых заводов, потому что иностранные компании теряют великолепный динамично развивающийся рынок. С этой точки зрения, конечно, им выгодно развивать свои заводы, которые находятся в других странах, уже построенные, но незагруженные.

Что при этом может потерять государство? Россия теряет устойчивость дальнейшего развития в части обеспечения страны высококачественным цементом и становится зависимой от поставок импортной продукции. Это, конечно, произойдет через какой-то период времени, когда инвестиционные проекты, так громко объявленные в России, будут свернуты, потому что какой же инвестор будет строить завод, не имея четких перспектив по формированию финансового потока, ценовой политики. А затем иностранные компании могут развернуть цены на цемент в сторону их увеличения и управлять бизнес-процессами, происходящими в нашей стране.

В то же время мы видим, что поддерживаются зарубежные производители, развивается экономика наших конкурентов — налоги платятся в других странах, машиностроение развивается не у нас, рабочие места создаются не для наших граждан.

Подчеркну, что цементники России и инвесторы могли бы удовлетворить любой спрос, появляющийся в нашей стране. Но для этого нам уже сегодня необходимо создать условия, чтобы мы могли построить новые заводы и модернизировать действующие, создать собственную производственную базу — энергосберегающую, экологически чистую, соответствующую мировым стандартам, с высокой производительностью. На наш взгляд — это единственная возможность сделать Россию независимой от импортных поставок безусловно важнейшей продукции — цемента.

Помимо импортного цемента, который может сдерживать реализацию российских инвестиционных проектов, необходимо учитывать очень большие сложности с выходом на строительные площадки. В первую очередь это касается вопросов взаимоотношений с инфраструктурными монополиями. Я говорю о транспорте и энергетике, о вопросах обеспечения заводов газом. Есть очень большие сложности, связанные с техническими условиями и стоимостью услуг, которые выдвигают эти монополии инвесторам, застройщикам, и запросы этих монополий очень и очень серьезные.

Уже сегодня необходимо создать условия, чтобы мы могли построить новые заводы и модернизировать действующие

Для примера, наш проект в Воронеже на Подгоренском заводе имеет примерно следующие стоимостные характеристики. Если поставка оборудования в стоимости проекта занимает порядка 40%, то общая оценка стоимости технических условий на подключение к инфраструктурным монополиям дает те же 40%. Конечно, это будет очень сильно влиять на проекты, которые сегодня реализуют компании, не имеющие серьезных финансовых возможностей. Это — первое. Второе — то, что зачастую требования, выставляемые инвесторам в технических условиях, предусматривают не только необходимое финансирование инфраструктуры для подключения новых заводов, но также предусматривают и некое резервирование и развитие регионов, городов, в которых находятся эти предприятия. То есть на инвесторов накладываются еще дополнительные обязательства, которые прямо нельзя отнести к реализации проекта и, конечно же, это очень утяжеляет проект в стоимостном выражении.

Как решить вопросы во взаимодействии? Это очень сложный вопрос. Мы понимаем, что перед инфраструктурными монополиями стоят задачи по подготовке новых мощностей, по развитию производства и экономики. Свое слово в этом вопросе должно сказать правительство. При любых подключениях к энергомощностям цены не должны быть сверхрыночными и не должны учитывать окупаемость этих проектов для новых собственников нижеидущих мощностей за год, два, три. Речь идет о том, чтобы была выстроена очень грамотная и четкая логистика, правильная система взаимоотношений новых собственников и этих монополий. Это также необходимо учитывать в перспективах развития цементного рынка.

Какую долю в инвестициях составляет плата за подключение к электросетям? Оправдано ли экономически строительство собственной энергетической установки?
М.С.: В среднем по проектам, которые мы сегодня реализуем, подключение и реализация условий подключения — это оборудование, подстанции, линии электропередач — составляет порядка 15-20% от общей стоимости проекта — такие технические условия были выставлены. Это, конечно же, очень высокие затраты, которые будут относиться на проект, и это только в части энергетики.

Что касается малой энергетики — строительства различных станций для заводов — то мы вынуждены идти на эту программу, чтобы стабильно обеспечивать наши предприятия электроэнергией. Еще один перспективный способ экономии электроэнергии и природного газа – это использование при производстве цемента топливосодержащих отходов (макулатуры, отработанных масел, резиновых покрышек, бытового и прочего мусора). К тому же использование отходов в производственном процессе позволяет существенно снизить техногенную нагрузку на окружающую среду – освободить свалки от лишнего мусора.

Какова сегодняшняя структура вашей компании? Есть ли планы по ее изменению?
М.С.: Считаю, что в настоящий момент структура компании достаточно сбалансированная. У нас есть управляющая компания — «ЕВРОЦЕМЕНТ груп», есть выделенные бизнес-единицы в странах, где мы присутствуем, а также бизнес-единицы, которые занимаются производством бетона, нерудных материалов. У нас также выделенное сервисное подразделение, которое занимается оказанием сервисных услуг, в частности продажей нашей продукции, снабжением наших предприятий, материально-техническими ресурсами. Также выделена сервисная структура, которая обеспечивает наши предприятия железнодорожными перевозками и перевозками автотранспортом. Структура позволяет выделить те бизнес-единицы, которые формируют прибыль, и те бизнес-единицы, которые формируют затраты.

Необходима правильная система взаимоотношений новых собственников и инфраструктурных монополий

С точки зрения управления или управленческого учета эта модель позволяет нам оптимизировать затраты и управлять экономикой наших предприятий. Для этого мы внедрили и продолжаем внедрять управленческий учет. У нас внедрена система, которая позволяет из единого расчетного центра обслуживать все наши продажи, всю нашу транспортную логистику.

Ваша компания планирует новые виды деятельности, которые раньше ею не практиковались, например, строительство мостов и портов. Каким образом они будут обеспечиваться?
М.С.: Задачи подобного рода ставятся перед нашей компанией «ЕВРОЦЕМЕНТ инжиниринг». Мы планируем участвовать в конкурсах, тендерах на строительство таких объектов. Для этого в структуре компании уже сформировано соответствующее подразделение.

Собираетесь ли вы расширять свое участие в смежных с цементным бизнесом областях — это заполнители, бетоны, сухие смеси?
М.С.: Мы всегда считали, что любая компания должна иметь свою стратегию развития, свою идеологию. Есть группы, которые работают в различных сегментах и не боятся выходить на рынки, абсолютно противоположные друг другу. Идеология, которая формируется в нашей группе — несколько иная. Это связано с тем, что мы должны быть первыми в той отрасли, которой мы занимаемся.

Мы используем опыт мировых компаний, которые имеют в своей структуре подразделения, усиливающие основное направление. В частности, мировые цементные холдинги, как правило, имеют бизнес-единицы, которые производят бетон, которые добывают и готовят нерудные материалы. Иногда в их подразделениях — бизнес-единицах — есть производство кровельных материалов, сухих смесей. Поэтому все, что создано в мире и показало свою эффективность, безусловно, не останется без внимания и нашей компании. Но при этом мы очень осторожно относимся к тому, чтобы выходить на другие рынки, не усиливающие основное направление — развитие цементного производства.

Как соотносятся расходы на строительство новой технологической линии и модернизацию существующей? Как вы подходите к модернизации линий сухого способа?
М.С.: Соотношение, которое сложилось на практике, показывает, что строительство новой технологической линии с учетом инфраструктуры требует приблизительно EUR170-200 на одну тонну. Модернизация и реконструкция действующей технологической линии — это примерно затраты EUR110-120 на тонну. Мы видим, что те цифры, которые назывались еще буквально 2-3 года назад, когда строительство цементного завода должно было обходиться в US$100 на тонну — ушли в историю.

С того времени цены на оборудование взлетели практически в 2 раза. Безусловно, здесь есть объективные причины — это увеличение стоимости труда, стоимости металла, энергоресурсов и прочие причины, которые приводят к увеличению затрат на производство этого оборудования. Но в то же время, наверное, на этом сегменте также существует понятие рынка. Если есть спрос, стоимость этих услуг растет. Мы работаем с западными производителями оборудования, но рассматриваем и варианты поставки оборудования из Китая, из Южной Кореи.

Какие преобразования будут происходить на Липецком заводе?
М.С.: Там предусмотрено два этапа работ. Первый этап — модернизация 3-й технологической линии с увеличением ее мощности. Второй этап — строительство новой технологической линии, с последующим выводом из эксплуатации первой и второй линий Липецкого завода.

Какие нововведения Вы считаете необходимыми в логистике перевозок цемента?
М.С.: Тенденция последних лет, особенно последнего полугодия, показывает, что активно развиваются автотранспортные перевозки. На заводах нашей компании проходит модернизация отгрузочных устройств, для того, чтобы увеличить объемы отгрузки автотранспортом, и в этом есть экономическая логика. После того, как резко подорожали услуги перевозки по железной дороге, автотранспортные перевозки стали рентабельны и более интересны.

Мы видим, что локальные рынки цемента — мы знаем, что цементная промышленность локальна — начали активно развиваться и потребители пользуются автотранспортом для сокращения своих затрат и логистики поставок. Автотранспорт продолжает увеличивать свою долю в отгрузках нашей компании, и этому есть экономическое обоснование.

Есть ли у «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» собственный парк вагонов или используются только вагоны, предоставляемые другими компаниями?
М.С.: Да, у нас есть собственный парк. Он позволяет нам снимать те сложные ситуации, которые возникают в определенные моменты. Мы управляем собственным парком таким образом, чтобы в те моменты, когда есть трудности у наших партнеров по обеспечению нас вагонами в тех или иных регионах, фактически закрыть дефицит собственным подвижным парком. Также у нас есть возможность брать вагоны в аренду. Впрочем, «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» является одним из крупнейших партнеров Первой грузовой компании по перевозкам цемента, и наша задача — загрузить ее своими объемами. Каждый должен заниматься своим делом.

Расширяется ли сейчас использование водного транспорта при перевозках цемента?
М.С.: Единственный завод, на котором сегодня возможна отгрузка водным транспортом — это Жигулевский, и мы, конечно же, используем водный транспорт. Это также является одним из серьезных направлений в логистике, которое мы будем развивать.

Есть для вашей компании целесообразность перевозки клинкера с учетом создания помольных установок?
М.С.: Наши цементные заводы располагаются практически во всех регионах, что удобно при доставке цемента из этих регионов до ближайших потребителей. Исходя из этого, затраты, которые мы будем нести по перевалке клинкера, отгрузке, экономически необоснованны. Мы можем доставить цемент любому потребителю в радиусе 300-400 км с любого нашего предприятия. В этом есть серьезное конкурентное преимущество нашей группы. Так как наши заводы производят практически все марки цементов и есть возможность их взаимозаменяемости по своим характеристикам, то с потребителями мы сразу обговариваем, какие марки и с каких заводов им необходимо поставить.

Все, что создано в мире и показало свою эффективность, не останется без внимания нашей компании

На какие стандарты на цемент вы ориентированы? 
М.С.: С июля наша компания перешла на ГОСТ, адаптированный к европейскому стандарту, что нам позволяет создавать еще большие удобства для наших потребителей. До этого провели большую работу с нашими потребителями по внедрению этого ГОСТа. С этой целью мы полностью обновили нашу центральную лабораторию. Было приобретено оборудование мирового класса, обучены все наши специалисты, и сегодня мы вышли на поставку цемента по ГОСТу — аналогу европейского стандарта. Это позволяет нам использовать более широкий спектр минеральных добавок, поставлять цемент под те технические условия, которые формируют наши потребители.

Мы знаем, что Россия сегодня работает на открытом рынке, на глобальном рынке и мы должны адаптировать наши ГОСТы к давно признанным в Европе. Еще раз хочу обратить внимание, что эти ГОСТы дают более широкий спектр возможностей с одной стороны — для производителей, с другой стороны — для потребителей цемента.

Расширяется ли использование цементов с добавками, особенно активными? Используете ли вы в качестве добавки шлак, например, липецкого металлургического комбината?
М.С.: Переход на новый стандарт позволяет использовать как активную минеральную добавку не только шлак, но и сопутствующие отходы других производств.

Сегодня рынок шлаковой продукции — шлакопортландцемента очень резко изменился. Если еще буквально 3-4 года назад в основном потреблялись строительными организациями бездобавочные цементы, то за последний период все больше и больше бетонных заводо в , крупных домостроительных комбинатов, железобетонных — начали переходить на цемент с добавками. Этому способствовала экономика производства. В связи с тем, что шлак, как одна из составляющих этого цемента, резко увеличился в цене, я думаю, что в ближайшее время снова вырастет спрос на бездобавочный цемент.

Наши заводы в настоящий момент производят все марки цемента, в том числе и шлаковые цементы. Вы правильно сказали, что Липецкий завод в свое время был построен и сориентирован на использование шлака Новолипецкого металлургического предприятия. У нас очень добрососедские отношения, партнерские отношения с этим крупнейшим предприятием России и мира. У нас есть долгосрочные контракты на поставку не только этого вида продукции, а целого перечня продукции. Липецкий комбинат также потребляет для своих нужд наш цемент. Это, конечно, позволяет ориентировать Липецкий завод в основном на выпуск шлакопортландцемента. Но при дальнейшем развитии цементной промышленности России мы безусловно столкнемся с тем, что шлака не будет достаточно для всех производителей цемента и будут использоваться альтернативные виды минеральных добавок. Они есть, мы об этом знаем.

Как идет у вас подготовка и переобучение специалистов?
М.С.: Новый этап развития цементной промышленности ставит новые задачи для кадров, для образования кадров. Мы заинтересованы в том, чтобы молодые специалисты, которые приходили бы работать на наши предприятия, были подготовлены на базе новых знаний, с учетом использования новых технологий, последних разработок, которые существуют в мировой цементной промышленности.

Мы создаем в России конкурентоспособную цементную промышленность

Что мы для этого делаем? Если рассматривать инженерно-технический состав, то мы заключаем договоры с ведущими профильными институтами для подготовки специалистов, которые будут работать на наших предприятиях. Параллельно мы создаем условия, в первую очередь социальные, для того, чтобы можно было принимать этих молодых специалистов и обеспечить им достойные условия жизни и работы. Мы формируем стипендию, которую выплачиваем тем студентам, которые в дальнейшем придут работать на наши предприятия. Мы также отбираем сегодня выпускников школ для того, чтобы направлять их целевым образом обучаться в институты, и затем принимаем их на наши заводы. Особенно внимательно мы смотрим на детей из цементных династий, чтобы продолжать те традиции, которые сформировались на наших предприятиях.

Если рассматривать уровень наших рабочих, то здесь, безусловно, мы используем любые инструменты и возможности для повышения квалификации и набора специалистов. Прежде всего необходимо отметить, что мы заключаем с профильными училищами, техникумами, различными обучающими центрами договоры о подготовке, переобучении специалистов, предоставляем площадки для прохождения практики этих специалистов на наших заводах и соответственно рассматриваем тех, кто наилучшим образом себя проявляет, для того, чтобы приглашать их на предприятия.

Конечно, мы сейчас договариваемся с крупными компаниями, которые используют современную технику, об обучении наших специалистов работе на современном оборудовании. Это касается и лабораторий, и горных подразделений, это относится и к основному производству.

Мы постоянно ищем возможности для обучения персонала. Этому будет способствовать и создание собственного технического центра и инжиниринговой компании. Строительство новых заводов, в том числе Подгоренского, позволяет нам использовать этот процесс для подготовки наших специалистов уже на новом технологическом оборудовании.

Какие проекты вашей компании сегодня являются приоритетными?
М.С.: Это — Подгоренский цементный завод в Воронежской области. Это — Невьянский завод в Свердловской области; это — Кавказцемент в Карачаево-Черкесии и Катавский завод в Челябинской области. Это — модернизация со строительством Липецкого завода и реконструкция Пикалевского завода.

Вот шесть проектов, которые мы реализуем в этом году.

Возвращаясь к Вашему вопросу о перспективах, хочу сказать, что мы создаем в России конкурентоспособную цементную промышленность. Если продукция мексиканской компании CEMEX присутствует во всем мире, то и российская цементная компания, такая как «ЕВРОЦЕМЕНТ груп», сможет заявить о себе.

Поживем — увидим.

© 2007-2019 ООО «Петроцем»